Ценой великой крови

В январе 1942-го в районе Судака советским военным командованием было произведено четыре десантных операции. Их цель – оказание помощи Феодосийскому десанту в ходе развернутой в конце декабря 1941-го – январе 1942-го широкомасштабной Керченско-Феодосийской десантной операции. Планировали, что она поспособствует полному освобождению Крымского полуострова от немецко-фашистских оккупантов. Однако в силу дефицита наступательной техники, боепитания, опыта штабных работников, солдат и офицеров операция изначально была обречена на провал.

В книгах об истории Великой Отечественной эта неудачная кампания редко упоминается, сведения о ней скупы, потому что материалы о ней, содержащиеся в центральном архиве, были долгое время недоступны писателям и журналистам. Тем не менее, Керченско-Феодосийская морская десантная операция была одной из самых крупных в истории Великой Отечественной, и события, происходившие в районе Судака в январе 1942-го – часть того трагического урока, который спровоцировало бездарное командование Закавказским фронтом и Черноморским флотом.
Во-первых, не были учтены погодные условия высадки морского и воздушного десантов. Во-вторых, не учитывалось преимущество противника в авиации, танках и артиллерии. В-третьих, был проигнорирован важный фактор – отношение местного населения: за короткий период оккупации фашистская пропаганда сумела склонить его часть на свою сторону.
Операция началась последовательно: 26 декабря 1941-го – на северо-восточном побережье Керченского полуострова, 29 декабря – в Феодосии. Утром 26 декабря первые десантные отряды начали высаживаться на берег. Наиболее успешно прошла высадка подразделений 51-й армии у Камыш-Буруна. Там передовой отряд высадился внезапно, застав противника врасплох. Однако следующим отрядам пришлось идти под сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем, и, хотя подразделения, движущиеся к Эльтигену и Старому Карантину, поддерживала с Таманского полуострова наша артиллерия, и катера тоже помогали огнем, высадить удалось лишь небольшие группы. Несмотря на плотный огонь противника, десантники сумели закрепиться на берегу в ожидании подхода подкреплений. Как назло, погода испортилась. 27 декабря ветер усилился до 7-8 баллов, поэтому перебросить войска через Керченский пролив оказалось невозможно.

керченско-феодосийская десантная операция

На рассвете 28 декабря, когда немного распогодилось, в районе Камыш-Буруна началась переброска остальных отрядов. Высадка была сложной. Бойцы прыгали в ледяное море и по грудь в воде шли к берегу. Они не только гибли от пуль и осколков, но и теряли боеспособность от переохлаждения, но, несмотря на это, советский десант начал разворачивать наступление в глубь полуострова. Через несколько дней ударил двадцатиградусный мороз, и большая часть 51-й армии переправилась по льду замерзшего пролива.

Воздушный десант в составе трехротного парашютно-десантного батальона под командованием майора Няшина был сосредоточен на Краснодарском аэродроме. За восемь суток до начала операции в тыл противника были заброшены небольшие разведгруппы с рациями, передавшие ряд важных сведений о дислокации вражеских частей.

31 декабря в исключительно неблагоприятных условиях был произведен взлет тяжелых четырехмоторных бомбардировщиков ТБ-3, в каждом из которых находилось по 45 десантников. При подходе к месту десантирования западнее станицы Семь Колодязей (Ленино) высотомеры показывали всего 75 метров. Майор Няшин принял решение подняться выше и прыгать из-за облаков. Первые приземлившиеся десантники были обстреляны немецкими автоматчиками, сопровождавшими крупный транспорт с боеприпасами, следовавший в сторону Керчи. Обходя заслоны и опорные пункты врага, десантники небольшими группами выходили к Ак-Монаю. Собрав основные силы батальона, они в стремительном бою полностью уничтожили гарнизон противника и захватили артиллерийскую батарею, прикрывающую Ак-Монайские позиции на северном фланге. В новогоднюю ночь воздушный десант, выполнив боевую задачу, перешел к обороне Арабатской стрелки и Ак-Моная (Камянки).
Вечером 28 декабря из Новороссийска вышел отряд кораблей Черноморского флота в составе двух крейсеров, трех миноносцев, транспорта «Кубань» и двух десятков вспомогательных судов с передовой группой десанта 44-й армии. При семибалльном северо-западном ветре кораблям удалось скрытно подойти к Феодосийскому порту и застать противника врасплох: боковое заграждение порта оказалось открытым. Штурмовые группы с катеров с боем захватили маяк и заняли причалы, обеспечив крупным кораблям вход в порт. За время высадки десанта в крейсер «Красный Кавказ» попало несколько артиллерийских снарядов. Начались пожары, которые моряки быстро тушили.

К рассвету 29 декабря части передового отряда десанта овладели портом, а к утру 30-го полностью очистили от врага Феодосию и прилегающие высоты. В тот же день началась высадка основных сил десанта, которая была закончена к 13 часам 31 декабря.
Под угрозой окружения и ликвидации всей вражеской группировки на Керченском полуострове немецкое командование приняло решение срочно вывести оттуда войска, но для этого нужно было пробиться через Ак-Монайские позиции. Гитлеровцам пришлось оперативно перебросить в район Феодосии из-под Севастополя 170-ю пехотную дивизию, моторизованный полк и румынскую кавалерийскую бригаду. Немцы не слишком доверяли союзникам, поэтому для укрепления боеспособности румынских частей в их состав были включены офицеры, унтер-офицеры и солдаты тыловых частей немецкой армии.
2 января советские войска полностью заняли Керченский полуостров. Однако воспользоваться слабостью противника в полной мере не удалось: наступавшая от Керчи 51-я армия продвигалась вперед недостаточно быстро, а 44-я армия от Феодосии основными силами двинулась не на запад для блокирования железной дороги Джанкой — Симферополь, а на восток, навстречу 51-й. Это позволило противнику создать заслон на рубеже западнее Ак-Моная. Фронтом этот рубеж назвать нельзя, так как он состоял из небольших опорных заслонов от нынешнего пгт. Советского до пгт. Коктебеля.
26-31 декабря в Феодосию были высажены части четырех дивизий в количестве 23 тыс. человек, 34 танка, 133 орудия и миномета. Тем не менее, выйдя на вышеупомянутый рубеж, они не предпринимали энергичных наступательных действий по причине отсутствия достоверных разведданных о противнике. Советское командование медлило с преследованием врага и предпочло накапливать силы для нанесения «решительного удара». Накопление происходило медленно, вторые эшелоны и тылы из-за непогоды и плохой организации переправы находились на значительном расстоянии от передовых частей, испытывающих острую нехватку горючего и боеприпасов. Кроме того, в воздухе господствовала немецкая авиация, наносившая большой урон нашим войскам ввиду отсутствия у последних средств ПВО. Согласно плану советского командования, дальнейшее наступление в глубь Крыма должно было начаться лишь с выходом 51-й армии на Ак-Монайские позиции. В итоге «гонку за время» выиграл Манштейн. Он оперативно использовал разведданные своей авиации, произвел перегруппировку войск и 15 января после артподготовки пошел штурмом на Феодосию. Войска 44-й армии, приготовившиеся к наступлению, не имели организованной обороны, так как штаб армии по наводке предателей был разгромлен фашистами сутками раньше. Командующий армии, генерал-майор А.И. Первушин был тяжело ранен, член военного совета убит, начальник штаба ранен. Армию возглавил командующий 9-м стрелковым корпусом генерал И.Ф. Дашичев, однако связь между войсками и управление ими были потеряны. Острие удара пришлось на позиции 236-й стрелковой дивизии генерала Мороза, которая в течение дня была практически уничтожена. В образовавшуюся брешь была брошена 63-я горнострелковая дивизия полковника Цендзеевского, однако она лишь на некоторое время задержала противника, и ее части были опрокинуты. Во второй половине дня 17 января противник овладел Феодосией, практически разгромив две дивизии, захватив массу пленных, склады продовольствия и боеприпасов.

фашист в Судаке

Чтобы отвлечь часть сил фашистов от наступления на Феодосию, в район Судака из-под Новороссийска в ночь с 15 на 16 января был десантирован усиленный 226-й стрелковый полк под командованием майора И.Г. Селихова, часть которого в количестве 218 человек уже высаживалась в Новом Свете 6 января. Тогда она была сначала обезглавлена, а затем практически вся уничтожена на окраине с. Кутлак (с.Веселое). Чуть ранее – 5 января – высадился десант численностью 400 человек в такую же штормовую погоду под Евпаторией. Судьба его та же. В Евпатории по обвинению в сотрудничестве с десантниками (предлог) были расстреляны 1500 мирных жителей.
Вернемся к ночи с 15-го на 16-е. На море был семибалльный шторм, мороз доходил до 20 градусов. Из-за шторма шлюпки и мотоботы не могли подойти близко к берегу. Десантникам приходилось прыгать в воду. Четыре горных 76-миллиметровых орудия вытаскивали на песчаный берег веревками. На песке ждали мины, установленные немцами. Всего высадилось 1276 человек. К семи утра Судак был очищен от противника. Сразу же были блокированы три дороги, ведущие в него, и выделен усиленный батальон для выполнения основной боевой задачи – соединения с Коктебельским десантом и дальнейшего перехода в Феодосию. Увы, Коктебельский десант был разгромлен. Запланированное соединение с ним в с. Отузах (Щебетовке) не состоялось, а встретили десантников на подступах к этому населенному пункту фашисты и их пособники. Пришлось принимать неравный бой, в котором почти весь передовой отряд погиб, а остальные небольшими группами рассредоточились по лесу или примкнули к партизанам.

Судак в годы войны

В самом Судаке десантники держались 12 дней. На помощь Селихову в ночь с 25 на 26 января пришло неожиданное подкрепление в виде 554-го стрелкового полка майора Забродоцкого. В чрезвычайно сложных условиях в разгар шторма в Судак были высажены еще 1326 десантников. Непогода не позволила высадить еще 250. Одновременно кораблям удалось забрать две сотни раненых из состава предыдущего десанта. Появление в районе Судакского плацдарма нового подразделения в то время, как обстановка требовала скорее эвакуации остатков полка Селихова, до сих пор вызывает недоумение. Это – тоже одно из не вполне понятных, хотя и объяснимых решений командования Кавказским фронтом, которых в январе 1942-го было принято много. Дело в том, что оставление Феодосии – важного для дальнейшего наступления порта – вызвало большое раздражение в Ставке Верховного Главнокомандующего. В разговоре с командующим Кавказским фронтом Т.А. Козловым Сталин требовал организовать контрнаступление и отбить Феодосию. Выполняя требования Ставки, командование фронтом пыталось предпринять какие-то наступательные действия. Поскольку Судакский десант еще держался, его, судя по всему, решили усилить и использовать захваченный им плацдарм для создания угрозы с тыла феодосийской группировки. Однако, как это происходило не раз, наступление фронтовых частей так и не началось. Разразившийся шторм и налеты немецкой авиации сделали эвакуацию десанта морем невозможной. 26 января в районе Судака завязался последний бой с превосходящими силами противника, поддержанными тяжелой артиллерией, танками и авиацией. Бой длился весь день. В этих условиях Селихов принял решение с остатками своих частей перейти к партизанам, с которыми он все время боев поддерживал тесную связь.

немец в Судаке

К вечеру 27 января Судак был оставлен. Остатки двух полков перешли в окрестности горы Сугут-Оба в расположение штаба 1-го района партизанских отрядов Крыма. В ротах к тому времени оставалось до 15% личного состава. Всего у партизан оказалось 500 десантников. 700 раненых бойцов оставались в Судаке на морском берегу в тщетном ожидании подхода каких-нибудь плавсредств для эвакуации. По рассказам очевидцев, все они были убиты карателями, ворвавшимися в Судак.

Генуэзская крепость в годы войны

Катастрофа под Феодосией стоила жизни командующему 236-й дивизией, генерал-майору В.К. Морозу: по приговору военного трибунала «за сдачу Феодосии» 22 февраля 1942-го он был расстрелян. Командующий 63-й горнострелковой (бывшей Грузинской) дивизией, полковник И.Я. Цендзеевский был арестован «за крупные просчеты в руководстве войсками», но через месяц освобожден и вновь назначен командующим одной из дивизий. Командующий 9-м стрелковым корпусом И.Ф. Дашичев в 1942-м «за преступное руководство войсками и сдачу противнику г. Феодосии» был приговорен к девяти годам лишения свободы, понижен в звании до подполковника, в 1944-м уволен из кадров Советской армии, в 1953-м реабилитирован.
Керченско-Феодосийская десантная операция 51-й и 44-й армий Закавказского фронта послужила образованию Крымского фронта, который просуществовал с января по май 1942-го и был также разгромлен на Керченском полуострове. В первой десантной операции потери наших войск составили 40 тыс. человек, из них более 30 тыс. – убитыми, замерзшими и пропавшими без вести. Потери Крымского фронта составили более 100 тыс. человек. Так что война – это очень «дорогое занятие».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *